31 августа 2014 г.

1 сентября - день знаний. История зарождения. От главного редактора

 

День знаний — это первые звонки и волнения, море цветов и белых бантов, и, конечно, традиционные уроки мира. Для кого-то этот день — возвращение памяти в прошлое, для кого-то, впервые переступив школьный порог — шаг в будущее, в страну Знаний. Это увлекательный, и вполне доступный, путь, по завершении которого человек становится грамотным и образованным. Но так ли было всегда? Как же получали образование люди России столетия назад? Об этом наш рассказ.

Первые дошедшие до нас сведения о массовом образовании Древней Руси рисуют картину весьма печальную. Обращаясь к митрополиту Симону, новгородский архиепископ Геннадий убедительно просит его «печаловаться» перед государем, «чтоб велел училища учинити». И только Собор 1551 г. постановил устроить в домах лучших городских священников училища, в которых бы приходились «грамота, книжное письмо, церковное пение и налойное чтение». В 1662 г. была открыта  в Москве Заиконоспасская школа, зародыш будущей Славяно-греко-латинской академии.

Начальное образование в Москве разви­валось очень медленно. Впервые обязательное обучение было введено Петром Великим для дворян. Они обучались «грамоте, цифири и геометрии», не обучившиеся этим предметам не имели право жениться и получать офицерские чины. Однако посадские люди стали просить освободить их от обязательной посылки детей в школы, так как детям надо было приучаться к отцовскому ремеслу.  В ответ на это, Петр Великий в 1700 г. основал в Москве математическую школу (Школу математических и навигационных наук) для дворянских и приказных детей и поручил ее англичанину Фарварсону. Открыта она была в Сухаревой башне. Наука и школа теперь должны были служить практическим потребностям государства. Изменилось понимание этих потребностей: вместо исправления церковных книг и охранения веры речь шла теперь о преобразовании армии и флота. Петр I с пониманием относился к астрологическим наукам. Физическими и алхимическими экспериментами занимался в то время, пожалуй, самый образованный и разносторонний человек петровской эпохи, Яков Брюс в своей лаборатории на Сухаревой башне, там же находилась и обсерватория.

В 30-х годах XVIII в. кроме Славяно-греко-латинской академии, в Москве существовали Медицинская и Артиллерийская школы. Крайне ограниченное число государственных учебных заведений в Москве во второй четверти XVIII в. не мог­ло охватить обучением большинство дворянского юношества. Дворянская молодежь училась преимущественно дома, по поверхностной и ограниченной программе, вклю­чавшей, как правило, иностранные и латинский языки, историю, географию и некоторые навыки, принятые в общежитии дворянского об­щества (верховая езда, танцы, музыка и т.д.).

Содержать домашних учите­лей могли только очень состо­ятельные семьи, дворяне же победнее выискивали какого-нибудь грамотея, который за небольшую плату брался обу­чать их сыновей. Иностранные учителя, к услугам которых прибегало московское дворян­ство, в большинстве случаев не были подготовлены к педа­гогической деятельности.

Переживая за состояние образования в России, выдающийся государствен­ный деятель и историк В.Н. Татищев в 30-х годах XVIII в. в своей записке «Разговор о пользе наук и училищ» разработал цель­ную систему государственного воспитания и образова­ния молодежи в России. Но этот проект не был осуще­ствлен даже частично.

Позднее к существовавшим в Москве учебным заведе­ниям добавилась Юнкерская школа при Сенатской кон­торе, в которую поступали дворянские дети «преиму­щественно для изучения приказного порядка для граж­данской службы».

Невысокое качество учителей, подвизавшихся в Москве, бы­ло официально отмечено в указе об учреждении Москов­ского университета: «Великое число в Москве у по­мещиков на дорогом содержа­нии учителей, из которых большая часть не токмо учить не могут, но и сами к тому ни­какого начала не  имеют,  и только... младые лета учеников и лучшее время к уче­нию пропадает, а за учение оным бесполезно великая плата дается». Так, в годы царствования Елизаветы Петровны, в 1755 году по проекту графа И.И. Шувалова в Москве был основан первый в России университет по инициативе и деятельном участии великого русского просветителя М.В. Ломоносова. При университете было открыто две гимназии: для дворян и разночинцев. Каждая гимназия делилась на четыре школы, состоявшие из трех классов: российскую, латинскую, «первых оснований наук» (где преподавались математика, география и философия) и «знатейших европейских языков».

Московский университет был открыт в трехэтажном каменном здании у Воскресенских ворот (здание Главной аптеки). Однако это вместительное  помещение оказалось недостаточным, и в следующем году для университета были приобретены дома на Моховой улице, где и были размещены аудитории и столовая для учеников гимназии. В прежнем здании у Воскресенских ворот находились общежития студентов и учеников, библиотека, кабинеты, лаборатории, книжная лавка и типография. Таким образом, определилось первостепенное значение Московского университета как крупного общественного центра, вокруг которого сосредотачивались передовые круги интеллигенции. Университет очень скоро стал обрастать сетью научно-просветительских обществ. Первым таким обществом было «Вольное российское собрание». Оно выпустило географический и церковный словари и шесть томов своих трудов, а также провело большую подготовительную работу по изданию словаря русского языка. Просуществовало общество 12 лет.

Так в силу роста культурных и образовательных запросов со сто­роны разных социальных групп населения был открыт доступ поступления на учебу в основанные в Москве университет и гимна­зии. В этих целях в столице также учреждались общеобразовательные и специальные учебные заведения.

Начинания Петра I и Елизаветы Петровны были продолжены императрицей Екатериной II, выдающейся женщиной, весьма образованной и обладавшей государственным умом.

Правительственным манифестом от 1 сентября 1763 года был учрежден Московский воспитательный дом для подкидышей и беспризорных детей, который располагался  на Солянке. Это было первое из построенных в России светских общественных социальных зданий. Участвовал в его создании и возглавлял всю последующую деятельность И.И.  Бецкой. В самом Доме учредили мужской и женский институты для воспитания и образования сирот чиновников и военнослужащих. Позднее мужской институт был преобразован в Сиротский кадетский корпус, а женский – в Александринский, а потом в Николаевский сиротский институт, где готовили домашних наставниц, получавших дипломы Московского университета, а также домашних учительниц с правом обучения началам наук, языков, искусств и преподавания в гимназии.

Все обучавшиеся в этих заведениях получали пособия, равно как и выпускники Дома, начавшие работать, которые еще в течение шести лет продолжали получать пособие. Воспитательный дом гарантировал своим питомцам заботу и поддержку в течение всей их жизни. Потеряв работу, или заболев, или оказавшись на пороге одинокой старости, бывшие воспитанники имели право возвратиться в Дом, быть там на содержании и иметь там комнату.

Кроме государственных образовательных заведений в Москве получило начало устройство частных пансионов для мальчиков и девочек из дворянских семей. В 1788 г. в Москве насчитывалось 11 частных пансионов, из них только два русских и 9, заведенных иностранцами. В этих пансионах «всему учили понемногу». Но и это было большим шагом вперед по сравнению с домашним образованием. Пансионы и училища обучали исключительно дворянских детей, московское же купечество не могло мириться с таким положением дел начального обучения, и по их ходатайству в 1779 г. при Воспитательном доме было открыто Коммерческое воспитательное училище.

Впоследствии помимо создания сети начальных школ, государственная Комиссия об учреждении училищ выработала план народного образования. Главное народное училище в Москве было открыто 22 сентября 1786 г. в доме князя Волконского близ Пречистинских ворот, который впоследствии был приобретен казной.

В начале XIX в. все государственные учебные заведения и университеты создавались в связи с нуждами государства, и под влиянием обстоятельств внутренней политической жизни. Согласно уставу 1804 г. в университетах на четырех факультетах готовили специалистов в области права, языкознания, медицины, физики и математики. Немало делалось и для совершенствования государственного аппарата, который нуждался в кадрах «исполнителей сведущих, обладающих твердым и отечественным образованием». Для содействия народному просвещению император Николай I основал учительский институт. Цель состояла преимущественно в ограждении русской молодежи от влияния иностранных учителей. Особенно заботились о военно-учебных заведениях, корпусах, военных академиях. Помимо того, в царствование Николая I было открыто училище правоведения и технологический институт.

Но внутренняя политика правительства Николая I, которому нужны были «не умники, а верноподданные», породил в гимназиях формальный, доведенный до абсурда порядок. В них стали применяться телесные наказания. При Николае I в гимназию могли поступить только дети дворян и чиновников, а плата за учебу постоянно повышалась. Согласно новому Уставу 1828 г., срок обучения в гимназии увеличился до семи лет. Первостепенное внимание уделялось тому, что бы дети привыкали  беспрекословно подчиняться властям.

В дальнейшем распространению образования в России значительно способствовали все последующие царствующие особы, а также члены императорских семей. Так либеральные веяния эпохи Александра I проявились в заботах о просвещении. В губернских городах учреждались гимназии, для обучения детей «различных состояний» открывались уездные и приходские училища. Университеты были «рассадником преподавателей для среднеучебных заведений» и управляли школами на местах.

Возрастающее стремление получить университетское образование вызвало большой приток молодежи в столицу. В начале 30-х годов XIX в. в Московском университете училось более 800 человек. Русские профессора подтверждали свою высокую научную квалификацию серьезными исследованиями в области математики, астрономии, биологии, русской словесности, истории, медицины. К властям они были внешне лояльны. Это позволило министру просвещения С.С. Уварову с удовлетворением заявить, что ни один из молодых преподавателей «не дал правительству наималейшего повода к сомнению или недоверию». 

В царствование Александра II великие реформы коснулись и учебных заведений. Высшее образование стало доступно всем сословиям, разрешались научные командировки за границу. К обсуждению нового проекта университетского устава были привлечены русские и иностранные ученые. Устав, утвержденный Александром II в июне 1863 г., восстановил автономию университетов, определил правила поведения студентов в учебном заведении и вне его стен, отменил форменную одежду.

Еще в 1857 г. Московское общество сельского хозяйства признало необходимым основать земледельческий институт в имении Петровско–Разумовское под Москвой. 27 октября 1865 г. был учрежден Устав Петровской земледельческой и лесной академии, в разработке которого принимали участие будущий директор академии доктор ботаники Н.И. Железнов и профессор химии П.А. Ильенков. Но все же днем основания академии в Москве, которую назвали Петровской, считается 3 декабря 1865 года. Занять место директора организуемой академии предложили Н.И. Железнову. Выступая на открытии академии, он подчеркнул: «Академия не должна состоять из начальников и подчиненных, а из членов одной семьи, стремящихся к достижению общей цели», к качественному образованию. 

На самом деле это было демократичное, открытое учебное заведение, куда свободно допускались в качестве студентов и слушателей представители разных сословий. В первые годы своего существования академия имела всего два отделения — сельскохозяйственное и лесное, на которых обучались около 400 слушателей. Сразу же была заложена фундаментальная библиотека Петровской академии.

В июне 1894 г. в Петровско-Разумовском был учрежден Московский сельскохозяйственный институт, перед которым ставилась цель «доставлять учащимся в нем высшее образование по сельскому хозяйству и по сельскохозяйственному инженерному искусству».

 После 1917 года начался новый этап в истории академии. Прежде всего, было восстановлено ее название — Петровская сельскохозяйственная академия, изменены устав и организационная структура академии, созданы новые учебные планы и программы. В декабре 1923 г. Совет Народных Комиссаров постановил: «Переименовать Петровскую сельскохозяйственную академию в Сельскохозяйственную академию имени К.А. Тимирязева». Сейчас Российский государственный аграрный университет — МСХА имени К. А. Тимирязева является старейшим высшим аграрным учебным заведением России.

Вернемся немного назад. В целях распространения знаний среди взрослого рабочего населения и подростков создавались воскресные школы. В Москве эти школы наряду с мужскими и женскими стали возникать с 1860 г. Инициаторами их являлись студенты Московского университета. Однако существование воскресных школ оказалось весьма непродолжительным ввиду проявления весьма активной общественной инициативы, иными словами революционной. Взамен им стали открываться народные училища по «Положению о начальных народных училищах», определившее не только «распространение первоначальных полезных знаний», но и «утверждение в народе религиозных и нравственных понятий». Учебная программа предусматривала обучение Закону Божьему, чтению гражданской и церковной печати, письму, арифметике и церковному пению. Открывать народные училища могли также и общественные организации, и частные лица. Первые пять городских училищ были открыты в Москве в 1867 г. И предназначались они для девочек, поскольку до этого в Москве женских начальных школ не было, и среди женского населения было особенно много неграмотных.

Вообще до XVIII века грамотная женщина была редкостью, так как в течение большей части прошлых веков ее образование было в основном домашнее. Очень медленно женское образование, ранее доступное лишь небольшому количеству девушек и преимущественно дворянского сословия, делалось доступным для большинства, становилось всесословным.

Первая учебное заведение для девушек, называемое Смольный институт, было основано еще Екатериной II. Затем императрица Мария Федоровна явилась основательницей женских институтов, которые получили название «институт Марии», а позже «Мариинский». Для обучения девочек дворян открылись училища св. Екатерины, которые уже Александром I преобразовались в приходские, уездные, в гимназии. Внутригосударственные события середины XIX в. требовали перемен в женском образовании. Возникло общественное движение женщин к получению более широкого и разностороннего образования, которое всей душой поддерживали выдающийся хирург и педагог Н.И. Пирогов и великая княгиня Елена Павловна. Под влиянием этих фактов правительство оказалось вынужденным несколько пересмотреть свою политику в области женского образования. В 1856 г. министр Народного Просвещения А.С. Норов написал царю о необходимости реформ в области образования для женщин. Тогда специальным постановлением было высочайшее указано «приступить к соображениям об устройстве в перворазрядных губернских городах женских школ». Два года спустя Н.А. Вышнеградский составил проект открытых всесословных женских училищ с 7-годичным сроком обучения, дающих возможность после их окончания получить звание домашних учительниц.  Первые открытые женские училища со среднеобразовательным курсом были основаны Ведомством учреждений императрицы Марии. В 1858 г. высочайше утверждено Положение о женских гимназиях и прогимназиях, по которому только в Москве было открыто 6 гимназий. При всех своих недостатках первые женские училища и гимназии, первые воскресные и народные школы сыграли в целом положительную роль в становлении высшего образования для женщин в России. Они представляли собой как бы подготовительный этап к более высокой ступени.

В Москве в мае 1869 г. открылись первые женские курсы, которые в 1870 г. получили название Лубянских. Размещались они в мужской гимназии на Лубянке. В начале 1872 г. профессор Московского университета В. И. Герье, известный историк, воспользовавшись «высочайшим повелением»  учебному ведомству «поощрять женщин на поприще воспитательном», добился разрешения открыть систематические курсы для женщин. Они были названы женские курсы Герье. Судя по именам преподавателей курсы имели высокий научный уровень: В. О. Ключевский, Н. С. Тихонравов, П. Г. Виноградов, М. С. Карелин, В. И. Герье вели историю; А. Н. Веселовский и Н. И. Стороженко преподавали литературу, А. И. Чупров – политэкономию, Ф. А. Бредихин – физику и астрономию.

С открытием женских курсов, женское  стремление, вызванное общественной и исторической необходимостью, получило более определенное направление: появился спрос на общеобразовательные курсы и курсы с определенной практической целью. Это медицинское и педагогическое образование. В начале XX в. в Москве были созданы историко-филологические, высшие женские педагогические курсы, высшие женские медицинские курсы, высшие женские сельскохозяйственные курсы, юридические курсы Полторацкой. Замечательной чертой, общей для всех этих курсов, было то, что возникали они как общественное начинание, существовали на частные средства и сами женщины играли при этом роль зачинщиц.

В царствование императора Александра III главным деятелем в сфере учебного дела был назначенный в 1882 г. на пост министерства народного просвещения И.Д. Деленов. Он внес на рассмотрение Государственного совета проект университетской реформы, выработанный еще прежним министром народного просвещения Д.А. Толстым.

Взгляды Толстого отразились в школьных уставах 1871-1872 годах. Согласно им, реальные гимназии превращались в шестиклассные реальные училища, выпускники которых могли, окончив дополнительный седьмой класс, поступить в высшее техническое учебное заведение. Создавались прогимназии с шестилетним сроком обучения, которые стали называться гимназиями. Некоторые училища сыграли видную роль в подготовке специалистов. В первую очередь это относилось к московским профессиональным школам, таким, как Промышленное, Комиссаровское техническое, Строгановское художественно-промышленное училище, Земледельческая школа, Практическая академия коммерческих наук. В 90-х годах в Москве были созданы три железнодорожных училища, открылся ряд коммерческих училищ, готовивших специалистов в области торговли.  Но при всем этом доступ даже к начальному образованию был весьма ограничен. В провинции России и деревенской глуши население в своей большой массе по-прежнему оставалось безграмотным. 

Да и российское общество в целом было недовольно работой казенных школ. Учащиеся и их семьи выступали против засилья классицизма и казарменной дисциплины. Были недовольны тем, что для выпускников реальных и специальных училищ были недоступны университеты, а у женщин отсутствовала возможность получить университетское образование.

Пик юношеского движения пришелся на годы революции 1905–1907 г.г. Молодежь того времени требовала ввести «свободную школу», т.е. ликвидировать  ограниченный доступ в средние и высшие учебные заведения. Последняя серьезная попытка реформировать среднее образование в императорской России была предпринята в 1915–1916 гг. по инициативе министра просвещения графа П.Н. Игнатьева.

После февральской революции 1917 г. общественный интерес к проблемам школьной жизни необычайно возрос. В это время в России насчитывалось 105524 школы, в которых проходили обучение 7896 учащихся под руководством 280 тысяч учителей. Был разработан ряд документов, которые позволили бы перейти к единой общественной общеобразовательной школе доступной для всех. Желание учиться среди населения было огромно. Однако этому проекту не суждено было осуществиться. Октябрьская революция 1917 г. ликвидировала старую систему образования. Поскольку Россия оставалась страной массовой неграмотности (в некоторых регионах грамотность составляла около 23%, в центре – 50%) , советская школа строилась уже совсем на других принципах.  

  С первых дней Советской власти разработка и реализация основных принципов создания новой школы легла на Наркомпрос.  

В разрушенной стране в период с 1917 по 1920 годы большевики не могли полностью контролировать школу, да и вопросы образования были второстепенными относительно политических. Основная часть педагогов была наследована большевиками из дореволюционной России, а октябрьский переворот российское учительство встретило в большинстве своем достаточно враждебно. Лояльными по отношению к власти оказались учителя начальных классов.

В период гражданской войны (1920–1925) была объявлена кампания по ликвидации безграмотности (ликбез). Декрет от 26 декабря 1919 г. «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» обязывал все население России от 5 до 50 лет учиться грамоте на русском или родном языке бесплатно. Н.К. Крупская как заместитель А.В. Луначарского возглавила Чрезвычайную комиссию по решению столь сложной проблемы как грамотность населения. Восстановление сети учебных заведений шло очень сложно в силу тяжелейших экономических условий: разрухи, голода (только в Поволжье в 1921 году голодало около 3 миллионов детей, многие из которых умерли). Только в конце 20-х годов образование стало выходить из затяжного кризиса. Была основана государственная система опытно-показательных учебных заведений (ОПУ), которые сохранили дух экспериментальных школ дореволюционной России. Так в 1920/21 учебном году число средних школ выросло вдвое по сравнению с 1914/15 учебным годом, а число учащихся – на 2 миллиона. По всей стране создавались пункты ликвидации безграмотности и школы для малограмотных. Было даже принято облегченное правописание. Широко организовывались ясли и детские сады для детей трудящихся. К началу 1921 г. существовало более 5 тысяч детских домов, в которых воспитывалось 200 000 беспризорных детей.

Партийное совещание по народному образованию (31 дек. 1920–4 янв. 1921) установило в качестве «исключительно временной практической меры» вместо девятилетки с двумя ступенями семилетку с двумя концентрами (4 и 3 года). Основой профессионально технического образования были признаны техникумы (индустриальный, сельскохозяйственный, экономический, педагогический и т. д.) с четырехлетним обучением. Совещание указало также наркомпросам на необходимость сети фабрично заводских школ для крестьянской молодежи (ШКМ) с трехлетним обучением, а с 1925 г. – фабрично заводских семилеток (ФЗС).

Новая волна изменений в школе произошла в 30-е годы. Нужда в квалифицированных рабочих и инженерах, кадровый голод и необходимость обращения к зарубежным специалистам в условиях враждебного политического окружения страны, требовал более высокого качества школьного образования. Серия постановлений 30-х годов составила основу этой реформы: «Об учебных программах» (1931), «О преподавании истории в школе» (1934), «О педологических извращениях в школе» (1936). Советская школа вернулась к предметному принципу преподавания. Большое внимание уделялось в ней истории отечественной и родному языку.

Ко времени XVI съезда Коммунистической партии грамотность населения СССР возросла до 62,6 %. Она охватила даже окраины бывшей империи, которые приобрели, наконец, письменность и книги на родных языках. Тем не менее, ликвидация безграмотности еще не могла считаться завершенной. 14 авг. 1930 г. Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК) и Совет Народных Комиссаров (Совнарком) СССР приняли постановление «О всеобщем начальном обучении» «Всеобуч» охватывал не только детей школьного возраста, но и переростков, не получивших по тем или иным причинам школьного образования.

Таким образом, в эти годы, по сути, были заложены основы современного образования.

Серьезным испытанием советской системы образования оказалась Великая Отечественная война. В эти суровые годы в полной мере сказались его достижения. Грамотные подростки без всяких скидок на возраст трудились на заводах и в поле вместо ушедших на войну родителей.

После войны, в 1945-1950-х гг., удалось последовательно перейти к всеобщему бесплатному 7, 8 и 10-летнему обучению и качественному высшему образованию. Уже к концу ВОВ была принята такая назревшая мера, как цифровая пятибалльная система оценок. В июне 1944 г. была введена сдача выпускных экзаменов, а также награждение отличившихся учеников золотыми и серебряными медалями. В 1954 г. была отменена система раздельного обучения, мальчики и девочки были соединены в одном классе. Постепенно повсеместно восстанавливались разрушенные школы и открывались новые. Резко возрос авторитет науки и образования, которым уделялось огромное внимание и выделялись большие средства. В 1958 г. было введено всеобщее обязательное восьмилетнее образование. В 1967 г. получила статус Всесоюзной Академия педагогических наук, организованная в РСФСР еще в 1943 г. В 1960-1970-е гг. при сохранении множества жестких, часто противоречивых инструкций, прямое давление на педагогическую науку ослабело, стали появляться свежие идеи, которые претворяли в жизнь педагоги новаторы в РСФСР и других республиках. Конец 1960-х и 1970-е гг. были годами действия потенциала, заложенного в советской экономике, науке, образовании и воспитании. Мы имели лучшее в мире техническое и музыкальное образование, исключительных успехов добились советское ракетостроение, космонавтика, исследования в области лазеров. «Впереди планеты всей» были советский спорт и балет.

«Застой», давший название 1980-м гг., когда страной руководил Л.И. Брежнев, проявился и в программах образования, и его организации. Характерным явлением конца 1970-х – начала 1980 х гг. было повсеместное изучение в школах и вузах трудов научного коммунизма. Уже после смерти Брежнева, в 1984 г., была проведена реформа, которая своими необдуманными организационными шагами только усугубила застой в области образования. Слияние общего и профессионального среднего образования, профессионализация общеобразовательной школы, усиление единообразия в системе профтехобразования через создание СПТУ (средних профтехнических училищ) произошли только на бумаге, на уровне принятия решений. Вновь произошла чехарда с 10– и 11 летками.

«Застой» сменился «перестройкой», объявленной М. Горбачевым, которая обернулась для страны «катастройкой», развалом политической и экономической системы, кровавыми межнациональными конфликтами и распадом СССР в декабре 1991 г., ровно через 69 лет после его создания.

В этой  обстановке общей неуверенности, разочарований после всколыхнувшихся было надежд на демократию, гласность, духовный и экономический подъем, тяга к образованию резко упала. Так, в 1989 г. только 10 % выпускников проявляли интерес к учебе, назвав ее лишь в середине перечня социальных ценностей.

Трудное становление экономической системы новой России, ухудшение бюджетного финансирования и падение ВВП привели к снижению затрат на одного учащегося общеобразовательной школы. Важнейшим фактором, влияющим на систему общего среднего образования, стала стремительная дифференциация в экономическом положении регионов.

Вместе с тем содержание образования обновилось и стало предполагать различные варианты, появились негосударственные школы. Средние школы и учителя получили право самостоятельного выбора программ и учебной литературы. Значительно изменилось содержание гуманитарных дисциплин; появился ряд факультативных курсов по социально-экономическим дисциплинам: политологии, социологии, экономике, праву и т.п., в школах преподаются такие новые предметы, как информатика, экология, основы безопасности жизнедеятельности и др.

Ответственность за финансирование среднего образования, включая обеспечение учебной литературой, а также полномочия по управлению этим сектором перешли с федерального на региональный уровень. С 1991 г. появилась тенденция введения платы за обучение в ВУЗах. А благодаря новому вышедшему закону (от 8 мая 2010 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений) учеба становится доступной не для всех людей, а лишь для способных ее оплатить. За последнее десятилетие широкое признание (с 1994 г. уже и официальное) получила концепция развивающего обучения, когда упор в обучении делается не на общепринятые критерии учебных успехов, а на развитие (саморазвитие) ученика. В связи с этим с 2001 года в школах некоторых российских регионов прошел эксперимент по внедрению Единого государственного экзамена. С 2009 года ЕГЭ стал единственной возможной формой сдачи выпускных экзаменов в школе и основной формой вступительных экзаменов в ВУЗах.

В настоящее время в Российской Федерации существует два типа образовательных программ: программы общего образования (начальное и среднее) и профессионального образования (среднее профессиональное и высшее/послевузовское профессиональное).

Общее образование состоит из трех ступеней: дошкольное образование, начальное общее образование (4 года обучения в школе, для детей, начиная с 6 или 7 лет) и основное общее образование (5 лет обучения в школе, по 9-ый класс, для детей в возрасте от 10 до 15 лет) и среднее (полное) общее образование (2 года обучения в школе, 10 и 11 классы, для детей в возрасте от 15 до 17 лет). Начальное общее и основное общее образование обязательно для всех граждан России. Официальное название общеобразовательных школ – «средняя общеобразовательная школа».

Профессиональное образование включает образовательные программы, ведущие к получению дипломов или ученой степени, а также к профессиональной квалификации и дающие право заниматься профессиональной деятельностью, необходимой нам в дальнейшей жизни. Быть хорошим высокообразованным специалистом – залог успешности личности.

Важность образования для каждого человека лишний раз подчеркивает праздник День знаний, который официально начали отмечать в СССР с 1984 года.  И, пожалуй, нет в России человека, который не вспоминал бы с радостью день первого звонка, свою первую учительницу и школьных друзей.

Поздравляем всех школьников и студентов, учителей и педагогов с этим замечательным праздником,  который открывает нам дорогу к знаниям, к новым свершения и открытиям, воплощению смелых идей и добрых начинаний. Успехов Вам и многочисленных побед!

 

Подготовлено по материалам книги Елены Тончу «Женщина и образование».