Н. В. Тютюгина

«НАЧАЛО ХРАМА ЭТОЙ ЖИЗНИ»: ДУХОВНОЕ СО-ТВОРЧЕСТВО Н.К РЕРИХА И M.K. ТЕНИШЕВОЙ

К 140-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Н. К РЕРИХА

Где желать вершину красоты, как не в храме, высочайшем создании нашего духа?
Н. К. Рерих

В 1900 году в деревне Фленово, в имении князей Тенишевых Талашкино под Смоленском, был заложен храм. Главным архитектором строительства выступила покровительница и подвижница русской культуры — княгиня Мария Клавдиевна Тенишева . В 1903 году умер муж М.К. Тенишевой — князь Вячеслав Николаевич Тенишев — и храм стал фамильной усыпальницей . Строительные работы были полностью завершены к 1905 году. Но в это время начались революционные беспорядки и погромы, которые коснулись в том числе имения княгини: Мария Клавдиевна вынуждена была уехать в Париж. Вернулась она лишь в 1908 году с мыслью наконец завершить церковь во Фле-нове. Тогда же пришло решение посвятить храм Святому Духу. Расписать церковь княгиня предложила своему близкому другу — художнику Николаю Константиновичу Рериху. «Я только забросила слово, а он откликнулся. Слово это — храм, — вспоминала в Париже в 1920-е годы М.К Тенишева — Только с ним, если Господь приведет, доделаю его. Он человек, живущий духом, Господней искры избранник, через него скажется Божья правда. Храм достроится во имя Духа Святого. Дух Святой — сила Божественной духовной радости, тайною мощью связующая и всеобъемлющая бытие. Какая задача для художника! Какое большое поле для воображения! Сколько можно приложить к Духову храму творчества! Мы поняли друг друга, Николай Константинович влюбился в мою идею, Духа Святого уразумел. Аминь. Всю дорогу от Москвы до Талашкина мы горячо беседовали, уносясь планами и мыслью в беспредельное.

Святые минуты, благодатные» . Об этой встрече с Марией Клавдиевной свои воспоминания оставил и Н.К. Рерих: «<Мы решили назвать этот храм — Храмом Духа. Причем центральное место в нем должно было занимать изображение Матери Мира. Та совместная работа, которая связывала нас и раньше, еще более кристаллизовалась на общих помыслах о храме. Все мысли о синтезе всех иконографических представлений доставляли М. К. живейшую радость. Много должно было быть сделано в храме, о чем знали мы лишь из внутренних бесед» . «Обращаясь к широкому пониманию религиозных основ, можно считать, что М[ария] К[лавдиевна] в этом отвечала без предрассудков и суеверий запросам ближайшего будущего» .

Н.К. Рерих очень дорожил дружбой с княгиней. У них были общие духовные задачи в искусстве, которые им виделись в возрождении культурных традиций Древней Руси. «Из отношений с Вами во мне возрождается вера в нужное, чистое и вообще человеческое. Как особенный памятник сохраняю я Ваши письма. Помимо личного они имеют большое значение общественное как трогательное свидетельство Вашей искренней привязанности и доброжелательства к искусству. Мне видится, что наше дело — дело Святое и трудом и верою мы пройдем на истинную пользу Руси. И сколько впереди задач светлых нужных и честных», — писал он Марии Клавдиевне в 1905 году . Княгиня также вспоминала: «У меня с Николаем Константиновичем установились более чем дружеские отношения. Из всех русских художников, которых я встречала в моей жизни, кроме Врубеля, это единственный, с кем можно было говорить, понимая друг друга с полуслова, культурный, очень образованный, настоящий европеец, не узкий, не односторонний, благовоспитанный и приятный в обращении, незаменимый собеседник, широко понимающий искусство и глубоко им интересующийся. Наши отношения — это братство, сродство душ, которое я так ценю и в которое так верю. Если бы люди чаще подходили друг другу так, как мы с ним, то много в жизни можно было бы сделать хорошего, прекрасного и честного» .

Первая встреча Н.К. Рериха и М.К. Тенише-вой состоялась еще в 1903 году. В тот год Николай Константинович вместе с женой Еленой Ивановной приехал в Смоленск исследовать памятники архитектуры Древней Руси. «Смоленский вестник» сообщал: «Санкт-Петербургский попечительный  о  сестрах  Красного Креста комитет поручил секретарю Императорского обществапоощрения художеств Николаю Константиновичу Рериху исполнение фотографий и акварелей с архитектурных памятников и местностей г. Смоленска и Смоленской губ, для издания в виде художественных открыток писем и альбомов Красного Креста в пользу учреждений Красного Креста» . Н.К. Рерих писал в Смоленске этюды, а Елена Ивановна занималась фотосъемкой . Тогда же Рерихи посетили Талашкино.

Школа и мастерские, устроенные княгиней, произвели на художника неизгладимое впечатление, что сразу же нашло отклик в его публика-ции. «Летом я видел один уголок, почва которого может быть плодотворна для стиля. Спокойная, веселая работа, изучение исконных, народных творческих сил. Целесообразные способы труда, наверно, отметят многим замечательным это место. Щедро рассыпанные образчики искусства, общая чистая художественная атмосфера выведут многих талантливых людей из смоленского села Талашкина княгини М.К. Тенишевой. Я ехал туда уже подготовленный увидеть нечто значительное, но на деле впечатление оказалось сильнее. <...> Вижу красивый теремок; вижу красильню, где варятся не ядовитые химические комбинации, а травы, кора и коренья. Вижу типичную красильщицу-старуху мордовку в народном уборе, в котором каждая часть восходит за многие века. Полоскала она нитки на реке и несет на коромысле мокрые длинные пряди из приятнейших густых тонов. Дай Бог селу Талашкину расти и развиваться.

<. > Такие уголки, как Талашкино, настоящие устои национального развития мысли и искусства, сколько самобытности могут они пролить на обедневший ею народ русский», — писал Н.К. Рерих в газете «Новое время» в 1903 году .

Творчество княгини Марии Клавдиевны было созвучно Н.К. Рериху глубоким пониманием вплетений в православную изобразительную традицию элементов Востока и славянского язычества, которые проявляли себя в мотивах «звериного стиля». «Около понятия Востока всегда толпятся образцы животных: зверье, заклятое в неподвижных позах. Символика животных изображений, может быть, еще слишком трудна для нас. Этот мир, ближайший человеку, вызывал особенные мысли о сказочных звериных образах. Фантазия с отчетливостью отливала изображения самых простейших животных в вечных, неподвижных формах, и могучие символы охраняли всегда напуганную жизнь человека. Отформовались вещие коты, петушки, единороги, совы, кони. в них установились формы кому-то нужные, для кого-то идольские. Думаю, в последних работах кн[ягини] Тенишевой захотелось старинным мастерством захватить старинную идольскую область домашнего очага. Вызвать к жизни формы забытых талисманов, посланных богиней благополучия охранять дом человека. В наборе стилизованных форм чув-ствуется не художник-анималист, а мечтания о талисманах древностей». «Сильные заклятиями символы нужны странствованиям нашего искусства», — размышлял Н.К. Рерих, рассматривая фигурки животных, созданных княгиней в технике эмали и представленных на выставке в Париже в 1909 году . Николай Константинович, глубоко изучая художественные истоки православия, открывал языческие корни древнерусского искусства, связи Древней Руси с Востоком. Это естественным образом нашло  воплощение в его художественном видении храма Святого Духа «В этой постройке могут счастливо претвориться чудотворные наследия старой Руси с ее великим чутьем украшения. И безумный размах рисунканаружных стен собора Юрьева-Польского, и фантасмагория храмов ростовских и ярославских, и внушительность Пророков Новгородской Софии — все наше сокровище Божества не должно быть забыто. Даже храмы Аджанты и Лхасы», — писал художник .
В 1905 году художник завершает трехметровое полотно «Сокровище Ангелов».

За двенадцатым небом стоят города
ангельские, чистые.
Сами Власти там правят бесплотные.
Ходят там ангелы дружинами тесными.
За стенами, по широкой долине в трубы трубят.
Все спокойно, и добро, и зло.
За долиною, за горбатым холмом, за древами бытия лежит сокровище ангелов. Самоцветный камень. В нем добро и зло.
Краеугольный камень. На нем мир стоит.
Вся земная твердь на камень опирается.
Бытие все на камне узорами начертано.
Пуще всего хранят камень архангелы.
Архистратиг сам у камня дозор ведет.
От усталости не помнит себя, а все сторожит.
Угрожают копьями архангелы.
Стерегут камень от лихого прохожего.
Непутевый не разбил бы их сокровище.
Как бы врозь не пошло и добро, и зло.
Как бы змей не пожрал мучимого.
Сокровищем держатся все города ангельские.
Без сокровища-камня — разлетятся ангелы.
Всем конец придет, — так запечатлел в поэтической форме идею своей картины художник . В «Сокровище Ангелов» символом «краеугольного камня» становится изображение Христа, высеченное на камне: художник буквально воспроизводит древний памятник христианского искусства Еллингский камень (ок. 980) . Христианская символика полотна запечатлена художником и в других элементах композиции: узнаваемы предводитель Небесного Воинства Архангел Михаил и райский сад с Небесным Иерусалимом. Естественным образом вплетается в символическую канву холста и древнерусская традиция: совсем Новгородскими, Псковскими, Изборскими, Смоленскими, Ростовскими... изображены в картине стены Небесного Града. Николай Константинович знал, что каждый народ по-своему запечатлевал христианские символы, и русская самобытность в искусстве особенно была близка и понятна художнику.
Обращает на себя внимание также и фактура живописи произведения, написанного масляными красками: расчлененная на мелкие грани, словно набранная из отдельных камней. Подобная фактура вполне позволяет перевести композицию «Сокровище Ангелов» в мозаику. Как писал в свое время о живописи Н.К. Рериха Максимилиан Волошин: «<... > мозаика является самым верным материалом, в котором он может воплощать свои замыслы, и структура его картин, написанных масляными красками, неизбежно приближается к мозаике» .

Образ священного Камня, запечатленный живописцем на полотне «Сокровище Ангелов», виделся Н.К. Рериху в пространстве православного храма. «Общее содержание моего эскиза для стенописи усыпальницы «Сокровище Ангелов»: ангелы стерегут драгоценный краеугольный Камень мироздания, в котором заключено и добро, и зло, — символы чего начертаны на Камне», — писал художник . Есть основание считать, что такой усыпальницей Н.К. Рериху виделся храм, строительство которого в это время завершала М.К. Тенишева. «Как бы мне хотелось показать Вам композицию райского сада. На днях нашел ее всю и, кажется, недурно. Буду писать в Петербурге для себя аршин в 5—6», — сообщал художник княгине в августе 1904 года . И позднее он вновь писал: «Хотелось бы Вам показать кое-что религиозное. Кажется, попало недурно в тонах. Контур, конечно, близок общецерковным абрисам, изменять и паче того реализировать которые считаю высшим святотатством» . М.К. Тенишева приобрела эскиз к «Сокровищу Ангелов» 1904 года, выполненный на дереве в технике масляной живописи. В серебристо-охристой гамме художник изобразил Ангела с копьем и сферой в руках и райское древо с птицами, возможно, с теми самыми древнерусскими огненными фениксами, которые возрождаются из пепла, или сиринами и алконостами, которые вещают о радости и страдании. Граненая, выложенная мелкими мазками, словно смальтой, пластика изображения в эскизе также свидетельствует о стремлении художника воплотить идею картины в мозаике .
Но первоначально Мария Клавдиевна заказала Н.К. Рериху расписать лишь алтарную часть храма. В этой связи художник сообщал жене: «Думаю, что в церкви все удастся. Так хорошо, что не вся церковь, а только алтарная часть. Гораздо цельнее выйдет» . Надо заметить, что свободная от изображений значительная часть стен в небольших церквях конца XIX — начала ХХ века представляла собой характерную черту стиля модерн. Белое пространство с редкими росписями и иконами, залитое естественным освещением, идущим через окна, создавало в храме особое ощущение света. Так был организован интерьер церкви в Абрамцеве, созданный художниками В.М. Васнецовым и В.Д. Поленовым, храм Марфо-Мариинской обители в Москве, построенный А.В. Щусевым и расписанный художником М.В. Нестеровым.

Во внутреннем пространстве храма Святого Духа Н.К. Рерих и М.К Тенишева также стремились возродить древнюю христианскую тради-цию, согласно которой алтарная часть храма была почти полностью обозрима для верующих Дело в том, что окончательное становление высокого иконостаса в храмах Руси, закрывающего алтарь, относится лишь к XVI веку . До этого периода первоначально алтарь был открыт полностью для обозрения. Позднее в храмах появилась алтарная преграда, на которой располагались иконы лишь в один-два ряда и запрестольная роспись была видна даже при закрытых царских вратах. В XVI в. иконостас вырос в виде стены до полного сокрытия алтарной части от основного пространства церкви. Н.К. Рерих и М.К. Тенишева выбрали исторически промежуточный вариант, в котором иконостас, преграждая вход в алтарь, не скрывал его полностью. О том, что в храме во Флено-ве по замыслу устроителей должен быть низкий иконостас, писал Максимилиан Волошин: «Глубоко интересно, какое впечатление будет производить она (Царица Небесная. — Н. Т.), когда заполнит собою все пространство главного нефа церкви над низким деревянным иконостасом» .

В желании возродить древнюю традицию низкого иконостаса Н.К. Рерих и М.К. Тени-шева среди современников не были одиноки. Подобный одноярусный иконостас представлен в настоящее время в Покровском храме в Пархомовке. Эта идея опиралась на образец храма Святой Софии в Киеве. Одноярусный иконостас по тому же образцу отделяет алтарь от остальной части центрального нефа и во Владимирском соборе (1862—1896) в Киеве. Низкий иконостас согласно традиции в свое время предлагал установить в процессе реконструкции Успенского собора Киево-Печерской лавры (1070) и архитектор А.В. Щусев. Проект был утвержден митрополитом Киевским Флавиа-ном, но не был реализован .

Образ открытого алтаря — распахнутая завеса, скрывающая Святая Святых храма — также предстает в композиции Н.К. Рериха «Трон Невидимого Бога» («Поклонение кресту»), которая разместилась над аркой алтарной апсиды. Композиция представляет собой Небесный Престол , над которым возвышается крест по типу новгородского с изображением Спаса Вседержителя, Богоматери, Иоанна Предтечи, архангелов и евангелистов, по сторонам Престола — орудия страстей. А далее предстоят Силы Небесные, которые «с нами невидимо служат»: Архангел Гавриил, Архангел Михаил, двенадцать апостолов. В белых одеждах, с символами святости — нимбами, изображены у Престола коленопреклоненные Адам и Ева.

В списке работ для храма Святого Духа во Фленове исследователь начала ХХ в. указывает еще один эскиз Н. К. Рериха — «Николай Угодник» 1912 года . Эскиз росписи был исполнен в храме, о чем свидетельствует сохранившийся черно-белый снимок интерьера . Судя по фотографии, композиция находилась над аркой входа в придел храма, который вел в фамильную усыпальницу Те-нишевых. В росписи был изображен Святой Никола Можайский, спасающий грешников из огненной пасти дракона, и трубящие ангелы. Эта роспись явилась продолжением образов Страшного Суда, изображение которых для православных храмов было традиционным.
Мотив Судного дня представлен и в мозаике над главным входом в храм Святого Духа. Ангелы Апокалипсиса с рубиновыми крыльями трубят, обрамляя аскетический лик Спаса Нерукотворного.

Глубоко запавшие, огромные синие глаза Христа скорбным взором пронзают входящего. Напряженное полыхание цвета в святом граде, в ангельских крыльях, в небесах еще сильнее обостряют впечатление глубокой печали в смуглом лике Спасителя. Об этой мозаике Н.К. Рериха «Биржевые ведомости» в 1911 году сообщали: «Из Талашкина, известного имения княгини Тенишевой, вернулся В.А. Фролов, ставивший там мозаику на храме, по эскизам академика Н.К. Рериха. В.А. Фролов рассказывает о впечатлениях от последних «рериховских» работ. — Мне пришлось, — говорит В.А. Фролов, — выполнить уже ряд работ по эскизам Н.К. Рериха — для имения Голубевых, в Киевской губернии, для храма на Пороховых заводах, для Почаевской лавры, и, по моему мнению, работы Н.К. Рериха для храма в Талашки-не особенно удачны. Не говоря уж о смелости мысли дать на портале храма один из самых больших ликов Христа — до 6 арш., и по рисунку, и по красивым краскам, это является одною из самых ярких и красивых религиозных работ последнего времени. Гамма красок теплая, красно-зелено-черная. Величественный нерукотворный лик Христа на узорчатом плате несут красные ангелы. Внизу ангелы трубят. Позади города с золотыми крышами. Также красивы и эскизы для внутренней стенописи, сейчас исполняемой. — Скажите, не знаете ли вы, как относится духовенство к работам Н.К. Рериха? Ведь многие члены Академии (Академии художеств. — Н. Т.), ненавидящие современное искусство, не хотят до сих пор понять значение работ Н.К. Рериха? — Как раз недавно я имел случай услышать очень пространное мнение о работах Н.К. Рериха такого строгого иерарха, как архиепископ Антоний Волынский. По поводу последних мозаик Н.К. Рериха архиепископ высказался с особым одобрением».

Апокалипсические образы храма Святого Духа, запечатленные художником, связаны не только с православной традицией, но и в целом с временем, в которое творил живописец. Н.К Рерих явился художником эпохи, которая во всей своей чудовищности разверзла перед человечеством очередную бездну: бездну революций и мировых войн.

Ощущение надвигающихся перемен, которые могут оказаться для человечествакатастрофиче-скими, отразилось в творчестве многих современ-ников Н.К. Рериха. М.А. Врубель пишет «Демона поверженного» (1902) и «Шестикрылого Серафима» (1904), М.1К Чюрленис создает цикл «По-топ» (1904—1905) и картину«Жертва» (1909), М.В. Добужинский — «Дьявола» (1907) и «Поцелуй» (1916), ЛС. Бакст — «Древний ужас» (1908), КС. Петров-Водкин — «Гибель» (1914) и «Богоматерь Умиление злыхсердец» (1914—1915), Г.И. Нарбут публикует в журналах рисунки «Война и народ» (1914) и «Лукоморье» (1914—1915).

Н.К. Рерих воочию наблюдал революционные погромы 1905 года на улицах Петербурга. Художник писал М.К. Тенишевой, которая в то время также переживала разрушения в имении: «Что-то еще предстоит пережить нам? И как нужно теперь единение во имя истинной Руси, далекой от двух терроров»30. Непоколебимая вера в то, что разрушительные времена должны вновь завершиться утверждением в сознании людей идеалов добра, красоты, любви, идеалов духовной радости, сотрудничества с Высшими Силами, и подвигло Николая Константиновича и Марию Клавдиевну к созданию храма во имя Святого Духа. Апокалипсические образы, запечатленные художником в храме, полны надежды и упования на Высшее заступничество. Красно-оранжевая тональность становится основной гаммой апокалипсических произведений Н.К. Рериха. В ней проявилось огненное напряжение Высших Сил. В духовном напряжении творит свою помощь человечеству Христос и Царица Небесная на мозаике и фреске храма Святого Духа. Как писал художник: «Но именно в храме прозвучала первая весть о войне. И дальнейшие планы замерли, чтобы уже более не довершиться. Но если значительная часть стен храма осталась белая, то все же основная мысль этого устремления успела выразиться» .

Но дружба и переписка художника и княгини на этом не прервались. После Октябрьской революции 1917 года М.К. Тенишева вынуждена была эмигрировать в Париж. В эмиграции ее материальное положение оказалось удручающим: М.К. Тенишева должна была зарабатывать на жизнь собственноручным изготовлением эма-лей , которые первое время плохо продавались. Семья Рерихов также оказалась за границей — на территории Финляндии, которая вскоре стала самостоятельнымгосударством ЗатемРерихи отправились в Америку. Узнав об успехах Н.К. Рериха за океаном, княгиня попросила помощи у друга. «Дело в том, что с войной и ее последствиями Европа страшно обеднела, в особенности это чувствуется во Франции, — писала Мария Клав-диевна Н.К. Рериху в Нью-Йорк в 1921 году. — Художники всех отраслей искусства не имеют больше никаких заработков и в их рядах царит безнадежная грусть. Вообще здесь полный застой в делах, никто ничего не покупает и не продает. Магазины пустуют, даже антикварные не делают никаких сделок Пока я была в своем деле только любительницей, производя предметы по моей фантазии и не заботясь о том, останутся ли они у меня на руках или нет, в то время я была обеспеченным человеком, теперь же дело приняло совершенно другой оборот. С каждой вещью, которую я предпринимаю, меня не должно уже больше покидать сознание, что это делается за счет насущного куска хлеба. Следовательно, мне необходимо будет создать верный сбыт моим произведениям, что-нибудь серьезное и постоянное. <... > Поэтому, добрейший Николай Константинович, я решаюсь вас просить похлопотать за меня в Америке» . Николай Константинович, естественно, отозвался. Возглавив к этому времени целый ряд учреждений культуры в Америке, в 1922 году он начал организацию выставки-продажи эмалей М.К. Тенишевой в Нью-Йорке — в Институте искусств (Art Institute).

Вдохновленная готовящейся выставкой, княгиня доверительно писала Н.К. Рериху: «Скажите, чем дух Ваш движим и какая высшая сила руководит Вами? Верьте, что все, что Вы поведаете, будет свято сомкнуто во мне. Я не проповедница и своих путей и мировоззрений не выношу толпе. Я купила это миросозерцание нравственными муками и победила духа зла с помощью горячей молитвы. Христос Бог наш сказал: "Все, что дает мне Отец, ко мне придет, и приходящего ко мне не изгоню вон" (Иоанн. Гл. 6 ст. 37). И я пришла к нему, и Он не отогнал меня, а наоборот, Он исцелил мою гибнущую душу навсегда. Всего этого, как видите, мало кому скажешь, вам же — это другое дело» . Николай Константинович отвечал Марии Клавдиевне доверием: «Сейчас пишу Sancta Series — из монастырской жизни. Кажется, я уже писал Вам, что о моей выставке было две проповеди в церквах. Сегодня я получил рецензию из Kansas City — пишут: "Если бы сам Р. мог быть и видеть толпу пришедшую серьезно проникнуться его искусством. Мы поняли, что имеем дело с религией". Все время идет приближение к религии, т. е. то, что наполняет меня. <... > Здесь время очень трудное и прожить искусством задача нелегкая. Одними восторгами не проживешь, а если бы толпы приходящих на мою выставку платили хотя бы по 50 д., то я уже был бы богат и стремился бы из Америки на Восток» . «Ранее 1931 года не ждем чего-то установившегося. А пока пишем картины и боремся» . «Я только что окончил серию "Sancta" и теперь сочиняю сюиту "Вестники"» . Еще в России Николай
Константинович работал над эскизами вышивок и эмалей для мастерских Марии Клавдиевны. Продолжая творческое сотрудничество, Н.К. Рерих писал княгине в 1922 году: «Дорогой друг, дорогая Мария Клавдиевна <... > Посылаю Вам снимок с моей картины "Св. Никола" — идет из храма посмотреть, что на земле творится! Можно легко этот сюжет вышить в лилово-красной-желтой и темно-серой гамме (индиго)» .

Будучи в Париже проездом по пути в Индию, в 1923 году Рерихи в последний раз встретились сМ.К. Тенишевой. Об этой встрече Николай Константинович вспоминал: «Когда М[ария] Клавдиевна] узнала об отъезде нашем в центральную Азию, она лежала больной в своем малом Талашкине. "Ну, отче Никола, видно, и взаправду собрался ты храм строить", — так напутствовала М[ария] К[лавдиевна] наше последнее свидание»39. По возвращении из экспедиции в 1928 году Рерихам сообщили, что в том же году в Париже М.К. Тенишева скончалась. «Оглядываюсь с чувством радости на деятельность М[арии] К[лавдиевны], — писал Николай Константинович в память о княгине. — Как мы должны ценить тех людей, которые могут вызвать в нас именно это чувство радости. Пусть и за нею самою, в те области, где находится она теперь, идет это чувство радости сознания, что она стремилась к будущему и была в числе тех, которые слагали ступени грядущей культуры. Большой человек — настоящая Марфа Посадница!».

Вершиной сотворчестваМарии Клавдиев-ны Тенишевой и Николая Константиновича Рериха, сотворчества, «слагающего ступени грядущей культуры», стало строительство храма во имя Святого Духа. И по-своему провидчески звучат слова Н.К. Рериха, сказанные еще в самом начале строительства: «Видел и начало храма этой жизни. До конца ему еще далеко. Приносят к нему все лучшее.<... > Пусть протекают годы в спокойной работе. Пусть она возможно полней воплотит заветы красоты. Где желать вершину красоты, как не в храме, высочайшем создании нашего духа?».

В праздник Покрова Пресвятой Богородицы в 2006 году мне удалось посетить храм Святого Духа в имении княгини М.К. Тенишевой. Открыть двери храма, недоступного вот уже несколько десятилетий посетителям, любезно согласился директор музея-заповедника «Та-лашкино». Еще на подходе к храму со стороны фасада были видны разбитые стекла, покрытая мхом черепица. Но на совесть сделанная моза-ика, тщательная каменная и кирпичная кладка, устойчивые ступени входа не давали представление о той степени разрушения, которая на самом деле царила внутри. Нас встретили обнаженные заплесневелые стены с остатками грунта и паволоки, на которых красовались надписи «здесь был.», битый кирпич на полу, зияющая дыра разоренного склепа. Уникальный памятник русской православной архитектуры и живописи начала ХХ столетия, пережив забвение Первой мировой войны, погром революционных лет, кровавое месиво Второй мировой войны, неудавшуюся реставрацию 70-х годов, не умер, но оказался в запустении.

В отчете Всесоюзной центральной научно-исследовательской лаборатории по консервации и реставрации музейных художественных цен-ностей за 1974 год о состоянии росписей на тот момент можно прочесть следующее: «Сохранилось не более одной четвертой части живописи. Утрачена вместе со штукатуркой та часть росписей, где находился лик Царицы Небесной — центральной фигуры композиции росписей. Ос-новная причина утрат — разрушение и опадение штукатурных слоев вместе с живописью. Несомненно, помещение храма вместе с живописью испытало все превратности судьбы покинутого, а затем использовавшегося не по назначению здания. Но вместе с тем очевидно, что при строительстве, а затем и подготовке стены под живопись были допущены серьезные просчеты, необоснованные комбинации различных несовместимых материалов»43. Справедливости ради необходимо сказать, что уже в период окончания росписей в 1914 году были обнаружены инженерные недоработки в процессе строительства храма. Была создана комиссия во главе с братом художника — архитектором Б.К. Рерихом, которая составила соответствующее заключение и рекомендации. Но из-за начала Первой мировой войны недоработки не успели устранить. В 70-е годы прошлого века была сделана попытка реставрации храма. «В настоящее время отделом монументальной живописи ВЦНИЛКР разработанаметодика реставрации сохранившихся фрагментов росписей в церкви св. Духа и начаты консервационные работы на памятнике, — сообщается в материалах научно-исследовательской лаборатории. — Но технологическая усложненность в исполнении росписей сыграла и здесь свою отрицательную роль. Методика и способы консервации также необычайно усложнились, и для полного завершения реставрационного процесса потребуется очень много времени . К сожалению, реставрация храма не была завершена, и со временем росписи полностью осыпались.

Можно найти тысячу причин, объясняющих данную историческую ситуацию, благодаря которой обесцениваются и разрушаются произве-дения искусства и духовного творчества художников начала ХХ в., и среди них произведения Н.К. Рериха. Храм Святого Духа ждет рекон-струкции. Нам представляется естественным создать профессиональную реконструкцию росписей, выполненных Николаем Константиновичем Рерихом в сотрудничестве с Марией Клавдиевной Тенишевой в храме Святого Духа. Сохранились фотографии интерьера, эскизы художника, появилось новое поколение мастеров, способных со всей чуткостью проникнуть в замысел живописца. Именно к будущему обращены слова княгини М.К. Тенишевой, запечатленные в музее «Талашкино»: «Я сказала себе, что храмы, музеи, памятники строятся не для современников, которые большей частью их не понимают. Они строятся для будущих поколений. Для их развития и их пользы. Остается созданное на пользу и служению юношеству, следующему поколению и Родине <.>».